Блог

Почему вам НЕ везет в любви

Почему вам НЕ везет в любви

Один из главных корней проблем в личной жизни спрятан глубоко в твоей психике, так что ты, возможно, даже и не помнишь – твоя родительская семья, в которой ты вырос (ла). 
Если ты не получил (а) безусловной любви от главных людей в твоей жизни, то эта семья – не была полноценной и здоровой, а в большей степени – дисфункциональной. 


И вот, благодаря импринтингу (воспроизведению в жизни твоего первого опыта и привлечению людей, похожих на тех, кто был рядом с тобой в первые годы жизни), ты воспроизводишь снова и снова то отношение к самому (самой) себе, которое впиталось, как в губку, в твоей подсознание. Это глубоко, глубоко, настолько глубоко, что наверняка, ты ложно считаешь свою семью любящей и идеальной – вытеснилось в твоей личности на самое дно, как в колодце. 
Но давай разберем подетально, по косточкам, что ты получал (а) в семье твоего детства на самом деле? 

Признаки дисфункциональной (больной) семьи: 

Родители не могли, не способны были дарить тебе безусловную, безоговорочную любовь, каковы бы ни были у них причины. 
От них ты никогда не получал (а) того отношения к себе, которое могло быть выражено словами: «Я люблю тебя таким (ой), какой (ая) ты есть», наоборот, их отношение, скорее, можно было выразить так: «Что то в тебе не то, какой (ая) то ты не такой (ая), не как все нормальные люди», «Вот будешь брать пример с сестры, может, и стану любить тебя», «Вот будешь слушаться, будешь делать все по моему…» 
Уже к пятилетнему возрасту ты хорошо усвоил (а), что в тебе что то не так. Вечно ты был (а) у своих родителей плохим (ой) испорченным (ой) сыном (девчонкой), недостойным (ой) их любви, а следовательно, недостойным (ой) любви вообще. К пятилетнему возрасту ты научился (ась) ненавидеть себя. 

Больная семья – это семья, где родители неспособны дарить детям свою безоговорочную любовь, неспособны взрастить их в здоровой атмосфере любви. 
Такие родители сами воспитывались в больных семьях и в детстве никогда не ощущали на себе безоговорочной любви. А когда они сами стали родителями, перед их внутренним взором не оказалось образца, по которому можно было бы учиться любить: самого себя, своего супруга или своих детей, причем любить здоровой любовью. Они просто не могут дать то, в чем не видят необходимости, то, чего они сами никогда не получали. 
В самом худшем случае ущербные, несчастные, ненадежные, неспособные разбираться в собственных чувствах, они не знают, что значит любить, что значит быть добрыми отцом и матерью, что значит делить с детьми свою безоговорочную любовь. 
Они не представляют, как можно позволить своим детям свободно развивать свою индивидуальность; их пугает любое отклонение от их собственных поведенческих стереотипов. 

Сами больные, они и детей растят в удушливой атмосфере больных отношений, поскольку не знают ничего другого. Нельзя, конечно, говорить здесь о сознательном выборе; скорее, это обусловленная реакция, бессознательно передаваемая от одного поколения к другому. Это длинная цепь; она включает в себя много поколений. Больные родители воспитывают больных детей, которые, став взрослыми, создают новые больные семьи, и в них снова воспитываются больные дети. Эта болезнь охватывает множество поколений: она передается от одного поколения к другому, она наследуется каждым последующим поколением от предыдущего. 
Признаками больной семьи служат также следующие характеристики одного или обоих родителей: 
алкоголизм, 
наркомания, 
любовная зависимость, 
душевное или физическое нездоровье, 
душевные или физические дефекты, 
пристрастие к азартным играм, мотовство; 
они склонны прибегать к физическим способам воздействия на партнера или на ребенка; 
постоянная ругань, 
хроническая напряженность в отношениях, неспособность или нежелание ее снять; 
крайняя степень жесткости в том, что касается денег, секса или религиозных вопросов; 
постоянное соперничество в отношениях друг с другом или с детьми; 
атмосфера семьи, живущей вовсе без правил, где все или почти все позволено; 
наличие в семье родителей, один из которых доминирует во всем, а другой самоуничижается перед ним; 
культурный матриархат, когда роль обоих родителей играет одна мать; 
развод во всех его вариантах; 


Поведение родителей, страдающих этой болезнью, непредсказуемо, на них нельзя положиться, их никогда нет рядом, когда в них нуждаются. 
В подобной семье и не подумают попытаться разрешить возникающие семейные проблемы. Если таковые возникают, их не решают, но наоборот, тщательно маскируют. 
Члены семьи не могут свободно выражать свои чувства и мысли, высказывать желания и фантазии. Открытое искреннее общение либо считается чем то подозрительным, либо, что еще хуже, строго наказывается. 


Обещания никогда не выполняются. У каждого полно своих собственных секретов и тайн, а стоит кому либо проболтаться, об этом сразу станет известно всем. 
Само существование каких либо проблем напрочь отрицается. Все кругом в чем нибудь да виноваты. 
Одна сторона никогда не прощает ошибок, другая в них упорствует. 

Чем больше дисфункциональных правил существует в больной семье, тем серьезней болезнь. 
Для многих родителей, пораженных этим синдромом, воспитание ребенка становится игрой, в основе которой – желание господствовать и подчинять. 
Дети обязаны делать только то, чего от них хотят родители, и не только делать, но и думать, чувствовать, говорить, да и вообще во всем быть такими, какими хотят их видеть родители. 
В других семьях наоборот, детьми пренебрегают, их как бы не замечают, как бы сильно они ни пытались понравиться, заслужить одобрение, завоевать внимание или любовь. 
Но в любом случае, подвергается ли ребенок неусыпному контролю, или на него не обращают внимания, дисфункциональные правила игры порождают болезнь (зависимости, любовное невезение). 
(По материалам книги «Синдром Мерилин Монро»)